Выжить
Весь дом был в ожидании прихода гостей. Он сверкал чистотой, пахнул вкусными пирогами и был наполнен смехом двух маленьких детей. Старшему было всего шесть лет, а младшей дочери исполнилось четыре года. Все ожидали прихода детей. Приёмных детей."Она пришла в семью, как дикая кошка. Ее все устраивало. Всегда сытая, наглая, независимая и никого не уважающая, она просто использовала новых родителей, как ей было выгодно. Все говорили: переходный возраст, плохие гены, дети из детских домов, - они все такие"

Когда муж с детьми въехал во двор, он громко крикнул:
- Не бежать. Не кричать. Не обнимать. Они жутко напуганы.
Их биологическая мать, год назад избитая собутыльником, попала в больницу, а детей забрали органы опеки и поместили в дом ребёнка. Свете тогда было два года, Оленьке годик, а Паша только родился. Маму уже через неделю выписали из больницы, но детей забирать она не торопилась. Они ей были не нужны. Она уже готовилась рожать новых.
Дети провели в приюте больше года. Их никто не навещал. И вот сейчас они ехали в новый дом, где их с нетерпением ждала любящая семья.
Старший сын Саша, счастливый и радостный, бегал за мамой, как хвостик и всё спрашивал:
- Мам, а они какие? Они играть с нами будут?
- Ну, сынок, я не знаю. Вот скоро они приедут, и посмотрим. Только ты сильно не настаивай. Для них мы новая семья. Новое место. Им страшно.
На самом деле бедная женщина даже не предполагала, насколько страшно было детям.
Когда муж с детьми въехал во двор, он громко крикнул:
- Не бежать. Не кричать. Не обнимать. Они жутко напуганы.
И радостно выбежавшая семья встала, как вкопанная, на пороге. У всех был растерянный и озадаченный вид, но они улыбались.
Папа вывел детей из машины. На улице была зима. Они были одеты в куртки на два размера больше нужного. Обувь была такая убогая и огромная, что дети еле переставляли ноги. Страх. В глазах был жутких страх. Они не плакали, не кричали. Просто боялись сдвинуться с места.
Войдя в дом, они тихо заплакали.
Женщина, поражённая и сопереживающая их боли, осторожно начала их раздевать. Они не сопротивлялись, не говорили ни слова. Слёзы текли по их впалым щёчкам.
Пока она снимала курточку с самого маленького, Павлика, две сестрёнки уже вошли в зал. Женщина слышала за спиной, как её дети предлагают им свои игрушки и хотят показать комнату.
Вдруг раздался резкий крик, потом ещё и ещё… Мама вбежала в зал с малышом на руках. Её сын держался за нос, и кровь текла по его рукам. Дочка плакала, потирая руку, на которой набухал красно-фиолетовый укус. Мама от неожиданности громко спросила:
- Что случилось?! Что происходит, дети?!
В эту же секунду она почувствовала зловонный запах. Оленька покакала прямо на ковёр в зале. Света замахнулась, чтобы нанести новый удар. Но мама закричала: «Стоп!», и все замерли.
Действовать нужно было незамедлительно. Женщина быстро посадила Павлика на пол. Хотя ребёнку и было полтора года, ходить он не умел. Только ползал. Потом она поставила испачкавшуюся Оленьку прямо в одежде в ванну. Саше стала умывать лицо. Хорошо, что в это время зашёл муж с улицы и поняв, в чём дело, пришёл жене на помощь. Он приложил лёд к укусу и увёл дочь в родительскую спальню.
«Что можно было делать с детьми, чтобы они так боялись мыться?!»
Сыну остановили кровь и отправили к сестре. Оленьку раздели в ванне и стали мыть. Как она рыдала, невозможно передать словами! А ведь её просто нежно и с любовью мыли тёплой водой! Женщина плакала вместе с ней. А в голове кружилась только одна мысль: «Что можно было делать с детьми, чтобы они так боялись мыться?!»
Она с материнской нежностью гладила девочку и приговаривала:
- Не бойся, Оленька, не переживай. Смотри, водичка тёплая, хорошая. Доченька, я добрая. Я не сделаю зла.
Девочка смотрела на женщину огромными, полными слёз глазами и тряслась, как от лихорадки.
Мама вытерла ребёнка тёплым пушистым полотенцем и, укутав в него, отнесла её в зал. Но как только она сделала первый шаг, то почувствовала страшную боль в ноге. Опустив глаза, она увидела, что на полу ползает Павлик и, как собачка, кусает всех, кто проходит рядом. Она отдёрнула ногу и сказала:
- Павлик, так нельзя. Мне больно. Не кусай. Я тебя не обижу. Видишь, я помыла Оленьку, я ей не делала больно. Я просто помыла её и несу на диван смотреть мультики.
При слове «мультики» все дети оживились и быстро сели на диван. Муж с женой включили телевизор. И в шоке смотрели на троих испуганных детей, не по возрасту худых и маленьких. Отец первым пришёл в себя и спросил у жены:
- Что случилось? Почему дети начали драку?
- Я ничего не успела понять. Я раздевала младшего и услышала, как Саша и Лизонька предлагают детям свои игрушки. И тут раздался крик.
- Да, мы такого не ожидали. Что пережили эти дети, одному Богу известно.
- Ой, дорогой. Что делать-то теперь? Мы же думали, что всё будет по-другому. Как мы справимся? Нужно идти к нашим детям поговорить. Успокоить их.
Родители ещё раз взглянули на приёмных детей, которые, прижавшись друг другу, сидели на диване и с большим вниманием смотрели мультфильм.
Зайдя к себе в спальню они услышали, что Лиза и Саша разговаривают:
- Лиза, как твоя рука? Болит?
- Да. Очень. Скажи, а зачем они нас покусали и побили?
- Я не знаю. Я хотел дать им наши игрушки.
- Может быть, они злые и плохие дети?
- Надо спросить у папы и мамы.
Родители сели рядом и стали объяснять. Хотя сами ещё ничего не могли понять. Первым начал отец.
- Лиза, Саша. Вы простите детей. Они очень напуганы. Мы не знаем, может быть, их много били и забирали игрушки. Наверное, они подумали, что мы хотим им зла.
А мама добавила:
- Дети, давайте первое время вы поспите в нашей комнате и не будете близко подходить к ним. Играйте вдвоём, и они, глядя на вашу игру, поймут, что вы добрые и нежадные.
Они обняли детей. Кто бы мог подумать, что их желание помочь сиротам может превратиться в бой за жизнь и безопасность. Родители предполагали, что, раз у них двое детей, то они справятся ещё с тремя такого же возраста, и дети подружатся. Но в реальности вышло все наоборот.
Вся семья вошла в зал. Дети отвлеклись от экрана и со страхом смотрели на взрослых. Начал говорит папа:
- Дети, послушайте меня внимательно! В нашем доме не кусаются и не дерутся. У нас любят друг друга. Вас здесь никто не обидит. Дружно смотрите мультики, и скоро пойдем ужинать.

- Они просто выживали… выживали, как могли.
- Ты оставляй теперь еду всё время на столе. И говори им, что они могут кушать, когда захотят. Может, они привыкнут.
Кто мог предположить, что ужин их поразит ничуть не меньше, чем встреча.
Мама постаралась на славу, был борщ, котлеты с макаронами, чай с молоком и вкусный вишнёвый пирог. Всё красиво выставили на стол, чтобы дети могли выбирать. Но как только они сели, случилось непонятное и необъяснимое.
Оленька, которой было всего два годика, вдруг переложила котлету и макароны в тарелку с супом, взяла в руки не хлеб, а кусок пирога и, запивая чаем, давясь, быстро ела эту «кашу». Павлик глотал, не пережевывая, а Света всё время озиралась по сторонам и кусала как можно больше хлеба. Родители в шоке наблюдали за происходящим. Они стояли, обнявшись. И смотря на детей, оба стали тихо плакать. Слёзы текли по щекам от боли и осознания всего кошмара, который пережили эти дети. А ведь они целый год провели в приюте, наверное, они и там голодали. В довершение ко всему, проглотив пищу меньше чем за 10 минут, дети, как солдаты, встали из-за стола, взяли в руки каждый свою тарелку и чашку и с вопросом «куда нести?», смотрели на нас.
После ужина все дети пошли спать. Это были несколько часов тишины и возможности осмыслить, что происходит. Отец и мать зашли к «новым» детям в спальню и, сев на пол, стали рассуждать:
- Дорогой, почему же они так едят? Оленька смешала всю еду и старалась побыстрее все съесть, как будто за ней гонятся.
- Мне кажется, это оттого, что в детском доме всё по расписанию, и обед тоже. Я видел, как их кормили при мне. Там не кормят малышей с ложечки, их там тридцать человек. Им неважно, быстро есть ребёнок или он медлительный от природы. Вот Оленька и не успевала поесть. Она всё время оставалась голодной и придумала так смешивать еду, чтобы успеть съесть побольше.
- Они просто выживали… выживали, как могли.
- Ты оставляй теперь еду всё время на столе. И говори им, что они могут кушать, когда захотят. Может, они привыкнут.
- Хорошо, ты тогда отпросись с работы дня на два, пока всё успокоится. А то мне так страшно, как мы им сможем помочь.
- Ничего не бойся. Всё у нас получится. Мы окружим их любовью и теплом, они отогреются. Настоящая Любовь, она же безусловная. Она не только, когда хорошо, она несмотря ни на что… Раньше они выживали, а теперь начнут ЖИТЬ.

30.05.18 г.
Жанна Ким.
Made on
Tilda